Четыре летних дня во Франции. Шампань бодрит лучше кофе.

Про шампанское все знают, что с ним просыпалась Мерилин Монро, что его пила Коко Шанель, когда была влюблена и когда нет, что регион Шампань внесен в список мирового наследия ЮНЕСКО.

Про шампанское все знают, что с ним просыпалась Мерилин Монро, что его пила Коко Шанель, когда была влюблена и когда нет, что регион Шампань внесен в список мирового наследия ЮНЕСКО.

И еще, что молодые сомелье любят всех поправлять: «все что не из Шампани — это не шампанское, а игристое вино». Про Монро и Шанель, мы ничего не знаем точно, а вот остальное — чистая правда. Как и то, что Шампань — впечатляюще красивый винодельческий регион, создающий самые сложные, тонкие и разнообразные игристые вина в мире. 


За четыре дня в Шампани мы планировали успеть все: заблудиться в знаменитых меловых погребах, пошуметь в местном музее, посетить восемь шампанских домов, захватить домой почвы из какого-нибудь гранд крю, позавтракать багетом с соленым маслом и бокалом на заднем дворе шато, заглянуть на ужин в ресторан Michelin, напиться в неприметном баре для местных в компании звездных виноделов и, возможно, ближе к отъезду в аэропорт, познать смысл жизни.

В Шампани сегодня работают 360 шампанских домов и около 16 тысяч виноградарей, часть из которых производят вино самостоятельно. При этом вина независимых «рекольтантов» часто противопоставляют винам домов — первые дешевле и разношерстнее, вторые полированнее и стабильнее.

В первый день путешествия мы посетили сразу двух независимых производителей.


Larmandier Bernier - биодинамист из Côte des Blancs, работающий преимущественно с Шардоне. Их основные принципы можно описать в пяти словах: дикие дрожжи, время, экстра-брют. У Larmandier Bernier примерно 15 га виноградников и до недавних пор было всего четыре руки — супруги Пьер и Мари работают вместе с 1988 года и только два года назад к семейному бизнесу присоединился их сын Артур. Он и провел для нас дегустацию всей линейки, включая новое Rose de Sagniee семилетней (!) выдержки. По итогам этой дегустации мы, кажется, наконец-то поняли, что такое «минеральность». 


После мы отправились в деревню Mareuil-sur-Aÿ, в долине знаменитой реки Марны. Хозяйство Marc Hébrart расположено над самым берегом одноименной реки. Основу большинства кюве составляет Пино Нуар. В дегустационном зале нас встретил владелец и винодел Жан-Поль Эбра, который позже нам провел экскурсию по винограднику (откуда мы и стащили пару меловых булыжников, которые теперь показываем в школе, вспоминая виды на реку с высшей точки виноградника). Мы попробовали шесть вин, включая экспериментальное кюве Rive Gauche-Rive Droite, которое проходит первую ферментацию в дубовых бочках, после чего не смогли не согласится с известным шампанистом Питером Лимом, что стиль Marc Hébrart сложный и терруарный для тех, кто этого ищет, но потрясающе открытый и дружелюбный, если вдруг вы хотите просто выпить.

“О боже, Salon!”
— кто-то из нас

Это был он, Salon — дом, который дал миру первый, самый долгоживущий и самый желанный блан де блан на планете. Дом расположен в деревне гран крю Le Mesnil-sur-Oger в Côte des Blancs, там же — знаменитый виноградник Jardin du Salon, по которому мы гуляли этими самыми ногами. В погребах лежат вина всех 38 выпущенных винтажей, начиная с 1921 года. В дегустационном зале была замечена бутылка первого релиза 1905 года, который был сделан Эженом-Эме Салоном для себя и друзей и никогда не продавался. Что касается вкуса, тут все как в тумане — запомнили только кислотность и благоговение. 


По соседству с великим Salon находится небольшой рекольтант Robert Moncuit и производит по большей части Шардоне с 8 га собственных виноградников. В погребе и на винограднике работает внук основателя винодельни Пьер Амилле. Казалось бы, после предыдущей дегустации, у других виноделен просто не было шансов, мы были уверены, что после Salon — все на вкус, как вода… Но этого не случилось. Вина Пьера оказались сфокусированными и достаточно плотными, а учитывая их стоимость — невероятной удачей. Пьер стал любимчиком нашей группы. Он не говорит по английски как многие французы, но оказалось что после шести бокалов шампанского люди легко вспоминают школьные уроки французского и даже смешно шутят на новом языке. Сразу напротив винодельни в здании старой железнодорожной станции есть милый ресторанчик, которым заведует жена Пьера. Скромный интерьер, короткое меню — но, боже, какая еда! И как много вин других домов, к примеру, приличная подборка Jaques Sellouse.

Винный тур в Шампань с goodwine Винный тур в Шампань c goodwine, шампанское Amour de Deutz 2010 Винный тур в Шампань c goodwine, виноградники в Шампани Винный тур в Шампань c goodwine, винный погреб Винный тур в Шампань c goodwine, почва в Шампани Винный тур в Шампань c goodwine Винный тур в Шампань c goodwine Винный тур в Шампань с goodwine, винная дегустация шампанского Marc Hebrart шампанское, винный тур в Шампань с goodwine шампанское, винный тур в Шампань с goodwine

День третий. Био-шампанское.

Наше знакомство с небольшими производителями Côte des Blancs продолжилось в хозяйстве Эрика де Соуза, француза с португальскими корнями, который производит биодинамическое шампанское, сертифицированное Demeter с 2013 года. Кроме биодинамики Эрик верит в старые лозы, полуручной дегоржаж (видели своими глазами) и бочки. В итоге его шампанское получается плотным и потрясающе минеральным одновременно. А кюве De Caudalle 2008, кажется, еще и нестираемым из памяти. Мы сразу на месте купили по бутылке каждый, а Эрик их нам подписал. 


Дальше мы поехали в деревню Bouzy, одну из гран крю в долине Марны, чтобы встретится с Дидье Весселем, владельцем и виноделом в по настоящему крошечном и очень традиционном доме Maurice Vesselle. Дидье шутит, что еще несколько лет назад их подход к виноделию называли отсталым, а сейчас снова считают передовым. Шампанское из Пино нуара обычно плотнее, чем из Шардоне, поэтому в погребе Maurice Vesselle избегают малолактики, чтобы сохранить максимум кислотности и свежести.

На четвертый день мы оставили негоциантов. 


Deutz - глядя на интерьеры замка сейчас трудно представить, что дом пережил две войны и несколько раз за историю зависал на грани банкротства. На наш взгляд лучше всего стиль здешних вин характеризует выражение нашего шеф-сомелье Зорика Уманского “очень брют и очень классик”. Несмотря на то, что Deutz находятся в деревне Ay и большинство кюве основаны на Пино Нуаре, их вкус показался нам максимально тонким и очень пластичным в плане сочетания с едой. Мы убедились в этом на гастрономичном обеде, за который отвечал шеф-повар дома. После этого обеда смысл жизни стал нам понятнее и ближе и, кажется, он заключается в шампанском и самой лучшей в мире французской кухне. 


Уже под конец нашего путешествия по Шампани мы заехали к De Venoge. Который находится на известной улице Avenue de Champagne в Epernay и гордится своей долгой историей, наличием старых винтажей и производством почти миллиона бутылок шампанского в год. Нас больше всего, конечно, интересовали старые винтажи. Кюве Louis XV 1996 года оказалось не просто живым, но даже до сих пор сохранило энергичную кислотность. 

Шампань, мы начали скучать еще даже не уехав!

предыдущая история

Неделя с хвостиком в Риохе

Подписывайтесь - наш Instagram:
@widetravelagency