Осень в Пьемонте 2018

Как мы мешали Джорджио Пелиссеро собирать виноград.

Это была наше первое винное путешествие. Всего на три дня ― быстро, как окунуть ноги в море и сразу обратно. В Пьемонте мы надеялись застать знаменитые туманы, посетить четыре винодельни, одну звездную сыроварню и пивное производство, совершившее маленькую революцию. В общем-то, так и получилось, но в следующий раз мы поедем в Пьемонт точно на дольше!

День первый. Pelissero.


Джорджио Пелиссеро ― сын основателя винодельни, который сейчас самостоятельно руководит и производством, и продажами вина. Мы были совсем некстати в разгар сбора урожая на такой маленькой винодельне, но это не остановило команду принять нас, накрыть стол к обеду и конечно же кликнуть Джорджио присоединиться к нам. Он работал на винограднике и смог присоединиться только во время обеда, не забыв прихватить с собой несколько бутылок вина из личной коллекции.


На 42 гектарах в Барбареско Pelissero выращивают не только Неббиоло. Кроме Барберы и Дольчетто, которыми здесь никого не удивишь, они работают с Фаворитой. Раньше этот белый сорт, чем-то похожий на Верментино, подмешивали к Неббиоло, чтобы смягчить его иногда неподъемный танинный удар. А сейчас из Фавориты делают обаятельное белое с оттенками грушевой панна-коты и тархуна, с которого и началась наша дегустация. Второе вино в списке удивило нас еще больше ― не каждый день удается попробовать пьемонтский Рислинг. Который, кстати оказался совсем не бензольным и напомнил нам скорее австрийский стиль, которого мы конечно же не ожидали. Остальные вина радовали нас более предсказуемо: Дольчетто было ягодным и свежим, Барбера сочной и крепкой, а Барбареско ― утонченно-пыльным с увядшими розами, брусникой и опавшей листвой. Конечно, Vanotu не помешало бы еще несколько лет дополнительной выдержки, но даже в этом относительно юномвозрасте мы остались счастливы от того соотношения цены и качества, которое предлагает Pelissero.

Продолжение первого дня, Braida.

Небольшое, но великое хозяйство на юге Пьемонта. Все знают, что Braida сделали Барбере славу качественного сорта, а не домашнего вина, как про нее думали раньше. Но, только приехав в гости можно понять, как это получилось. Сейчас 60-тью гектарами виноградников управляют дети Джакомо Болоньи Рафаэлла и Джузеппе. Кроме виноградников, им принадлежат 9 га, засаженных фундуком, который в Пьемонте уважают не меньше трюфеля. Орехи, кстати, продают Ferrero и из расчета на гектар фундук выгоднее, чем вино...


Но вернемся к нашей Барбере. В Braida ее делают в почти шести воплощениях. Почти потому, что Il Monello и La Monella — это, по сути, одно и то же вино, только первое сброженное обычно, а второе в акратофорах (аппарат для шампанизации резервуарным способом), чтобы сохранить ценные пузырьки. И каждое из этих почти шести восхитительно! Только вдумайтесь: игристая Барбера, Барбера в барриках, Барбера аппассименто (из увяленного винограда), Барбера живущая десятки лет… И только розовой Барберы, похоже, у Braida никогда не случится — Джузеппе считает это недоразумением, хотя дистрибьюторы их очень просят.


Что касается нашей дегустации, то мы вышли абсолютно потрясенными и с твердым решением пить Барберу все то время, которое понадобится для созревания Неббиоло.

День второй. Poderi Aldo Conterno. 


Альдо Контерно при жизни часто называли модернистом. В среде сомелье это слово часто звучит как ругательство. Наверное, потому что из ныне живущих профессионалов очень немногие пробовали бароло 50-х годов :-) По этому поводу вспоминается высказывание Джузеппе Болоньи из вчерашней винодельни Braida в своем интервью одному талантливому русскому, о том, что традиционный стиль — это всего лишь неграмотное виноделие. Эти слова касались барберы-фриззанте, но только попробуйте покрутить эту мысль...


До того, как стать «модернистом» Альдо восемь лет проработал вместе с братом Джованни на отцовском хозяйстве Giacomo Conterno — о традиционных методах он, мягко говоря, знал не понаслышке. Но, открывая новую винодельню в 70-х, решил делать свой собственный бароло, почему бы и не в новом дубе?


Сейчас винодельней Poderi Aldo Conterno управляют сыновья знаменитого мастера — Франко, Стефано и Джакомо. Из трех участков Неббиоло производят пять разных бароло, разделяя урожай по терруару и возрасту лоз. Выдерживают разнообразно: в стали, традиционных огромных ботти, бочках меньшего формата из четырех разных сортов дуба с разной степенью обжига. Получается цельно и очень емко — кажется, послевкусие с той дегустации до сих пор с нами.

Renato Ratti. Вина Renato Ratti считаются прекрасным соотношением цены и качества в знаменитой зоне Бароло. Но желающих купить местное вино так сильно сегодня, но не в 60-е, когда Ратти только купил виноградник в Марченаско. И вся его деятельность, как винодела, ученого, писателя, торговца, а потом и президента консорциума вин Бароло была направлена на повышение качества этих вин и представление их миру. Основанный им Музей Вина в Альбе является мощным образовательным центром и двигателем популяризации вин Пьемонта. Сейчас винодельней Renato Ratti управляет сын Ренато Пьетро. Он стремится продолжать работу отца, но также внедряет и некоторые новые методы, например, аккуратно экспериментирует с биодинамикой. Линейка состоит из трех бароло из разных участков, традиционных «скороспелых» пьемонтских Барберы и Дольчетто и не совсем обычного для этих краев Совиньон блана в очень сдержанном стиле.

День третий, Beppino Occelli.


В последний день нашего путешествия мы узнали, что терруар бывает не только у вина. Мы, конечно, что-то такое подозревали, но окончательно поняли в гостях у Beppino Occelli. История этой сыроварни из Приморских Альп началась в 1976, с тех пор крошечная деревня Вальказотто вновь обрела свою значимость в сырном деле. Несмотря на сумасшедшую славу этих самых сыров (номинации от Slow food, Wine Spectator, The Guardian), первый успех пришел к Beppino Occelli благодаря их сливочному маслу. В свое время их Burro di Panna Fresca наделало шуму и, по-сути, изменило целую отрасль. Секрет был в производстве масла из свежайших обезжиренных сливок, сделанных из сегодняшнего же молока, таким образом, избегая любой ферментации, а значит изменения вкуса в сторону кислотности. 


Что касается сыров, то с ними все так же непросто, как и с вином. Выдерживаются они в пещере, где влагу регулируют самым естественным путем - с помощью перекрытия или же увеличения объема естественного ручья, бегущего вдоль стены пещеры. В таких темных погребах сыры доводятся до полного созревания под чутким контролем аффинаторов. А пастбища находятся на высотах, где коровы и козы гуляют без препятствий, среди чистейшего воздуха. 


Что сказать, пробовать нужно супер высокогорный Escarun, выдержанный в жмыхе от бароло Testun и редкий Castelmano, а если захочется экзотики — Occelli al Malto d’orzo e Whisky, коровий сыр с соложеным ячменем и виски и точно стоит попробовать сыр с тонким ароматом свежескошенной травы Maggengo.

Baladin.


Подъезжая к Baladin, мы пытались представить какое это должно быть мироощущение, когда делаешь пиво в насквозь винном Пьемонте. Наверное, ничуть не менее диссидентское, чем производить водку в Коньяке… С другой стороны, и такие сумасшедшие тоже есть в портфеле goodwine, так что нам оставалось только познакомиться с этими людьми лично.

Началось все в 1986 году, когда сын винодела Тео Муссо открыл паб. В ассортименте было много бельгийских элей, но был крафт и из других стран. В качестве паба пивной бизнес Тео просуществовал целых десять лет, а дальше завертелось — сначала броварня внутри паба, потом броварня на месте родительского курятника, дальше первые два гектара своего ячменя, чуть позже уже 10 гектар, потом еще 58, пабы в других городах, а потом в других странах, мини-отель при ресторане, награды за развитие пивной культуры и место для проведения фестивалей пик-ников и других мероприятий открытое для всех.


Но это все только красивые слова для людей, которые вчера попробовали много бароло, — так думали мы, пока не пережили настоящий катарсис во время пивного гастрономического вечера, который нам устроили в ресторане Baladin. В меню было шесть блюд примерно мишленовского уровня, а к ним подавали семь сортов пива, включая велкам-дринк. Чего стоит, например, сочетание равиоли с начинкой из сыра Фиандино, с порчини и крошками панеттоне в бульоне из оленины и пива Baladin Super Bitter словами передать невозможно. Придется ехать снова!


Ох, Пьемонт!

следующая история

Неделя с хвостиком в Риохе

Подписывайтесь - наш Instagram:
@widetravelagency